Введите текст для поиска

Подписаться на рассылку новостей

«Синдром противоречий и обязательств» (СПО) в отношениях.

Автор:
Татьяна Олейникова
"Синдром противоречий и обязательств" (СПО) в отношениях.
«Синдром противоречий и обязательств» (СПО) в отношениях.

Когда один из партнеров ощущает слишком большую уверенность и власть, пылкое поведение другого действует отрицательно.

Ведущий в выжидательной позиции.

* Когда пара обращается ко мне за помощью, во время первой встречи они оба говорят, что хотят спасти отношения. Однако с течением времени становится очевидным, что только подчиненный определенно преследует эту цель. Ведущие не могут точно сформулировать, чего же они хотят, какие надежды возлагают на психотерапевтическую помощь. Может ли она снова превратить подчиненного в волнующего возлюбленного? Может ли она предложить безболезненный выход из обременительных взаимоотношений?

* То, чего действительно желают ведущие, так это разрешения противоречий. Они не знают, сохранять ли отношения, и они надеются, что врач-арбитр скажет решающее слово.

* Чувство противоречия сводит с ума. Определение его таково: «Одновременное влечение и отвращение к предмету, человеку или действию».

* Человек, охваченный противоречием, находит аргументы «за» и «против» определенного поступка. Наверное, более всего в важных решениях, определяющих взаимоотношения, удручает то, что, принимая их, не знаешь, к чему это приведет в будущем. Вам хотелось бы знать, обернется ли разрыв величайшей ошибкой в вашей жизни или гораздо лучший партнер ожидает вас за углом.

* Кажется, что существуют правильное и ошибочное решения, но какое из них верное — никто не может понять. Вы всегда хотите оставить пути к отступлению, ибо это один из случаев, когда нельзя заранее выбрать оптимальный вариант.

Синдром противоречий и обязательств.

Почти каждого разрывают противоречия при принятии важных решений, потому что не бывает совершенных взаимоотношений и ставки высоки. Но ведущего противоречия могут привести к продолжительным душевным мукам. Как мы увидим, ведущие используют несколько тактик, помогающих правильной оценке возможных вариантов выхода из болезненного плена противоречий.

* Такое поведение я называю «синдром противоречий и обязательств» (СПО). Это название поясняет дилемму, возникающую перед неженатым/незамужним, но серьезно увлеченным ведущим, равно как и ситуацию женатого ведущего, который должен решить, сохранять ли ему брачные узы. Как мы увидим, существуют различные степени СПО.

Умеренный СПО.

* Многие ведущие решают для себя не вступать в брак уже на ранней стадии отношений.

* Такие отношения образуются на основании минутных побуждений. Зачастую ведущий переживает трудные времена, и ему нужна ласка именно в этот период.

* Студенты, учащиеся по сложной программе, часто оказываются в неуравновешенных отношениях, так же как и люди с неудавшейся карьерой или пострадавшие от распада взаимоотношений.

* Такой ведущий обычно скрывает, что заранее установил потолок развитию взаимоотношений. Он не хочет без нужды причинять боль своему партнеру, затевать бесполезные споры или устраивать драмы из-за своих определенных планов. Он не показывает своих намерений, не дает клятв и глубоко прячет свои чувства.

* В таких случаях ведущие могут разорвать взаимоотношения в любой момент. Их может привлечь новый партнер. Они могут чувствовать излишнее давление со стороны подчиненного. Или тяжелые времена в их жизни могут закончиться, что повлечет за собой изменение желаний. Часто эти причины возникают комплексно.

* И хотя они могут быть уверены в непоколебимости своих намерений, противоречия внезапно охватывают их, когда они открываются подчиненному.

* Тогда переживания и протесты последнего могут усилить сострадание ведущего и его беспокойство, связанное с разрушением надежного положения, и убедить его пересмотреть свои планы, противоречия затуманят его ясное будущее.

Серьезный СПО.

* Ведущие, серьезно страдающие СПО, обычно с теплотой относятся к идее о браке до тех пор, пока их отношения не начинают терять равновесие. СПО может охватить также и семейных ведущих, чьи отношения вышли из равновесия, однако форма будет немного другой, ведущий начинает задумываться о разводе.

Обсуждение брака.

* Охваченные противоречиями ведущие задумываются о браке, взвешивая все «за» и «против». Уникальная и мучительная особенность СПО заключается в том, что «за» очень похожи на «против».

* С таким равновесием между «за» и «против» ведущие бесконечно могут быть одержимы выбором решения. При этом их беспокойство увеличивается. Неважно, что они выберут, — в любом случае они испытают болезненную потерю. Кажется, что это действительно безвыигрышная ситуация.

Ум говорит «да», сердце — «нет».

* СПО вызывает конфликт между сердцем и умом. Ум ведущего говорит, что глупо оставлять такого преданного и любящего партнера, но сердце требует большего, чем ведущий может получить от подчиненного. Таким образом, ведущий думает, что лучше сохранить взаимоотношения, а чувствует, что лучше их прервать.

* Конфликт подчиненного прямо противоположен — его сердце хочет остаться с ведущим, но ум, видя отдаление последнего, советует от него уйти.

Что это за любовь?

* Большинство ведущих хорошо относится к подчиненным, но при этом не знает, действительно ли это настоящая любовь. Этот вопрос, который подобные люди задают себе, вызывает значительные противоречия.

* Я побуждаю ведущих понять ценность стремления к романтическим чувствам в длительных взаимоотношениях. Если они перестают ругать себя за это естественное желание, они становятся способными работать над взаимоотношениями. И по мере того, как в отношениях восстанавливается равновесие, появляется реальный шанс вновь испытать романтические чувства. Жалость — естественный враг страсти. Партнер, вызывающий жалость, «по определению» потерпел поражение, а поражения почти всегда меняют баланс сил между партнерами.

Маятник желаний.

* Это способ любви по Эдгару Аллану По. Жертвы СПО чувствуют себя пойманными в ловушку нерешительности, в то время как противоречия заставляют их желания колебаться взад и вперед, как маятник.

* В одном положении маятника все кажется дурным и неправильным. Ведущий пытается заставить себя оценить положительные качества подчиненного, но это ни к чему не приводит. Перспектива заточения в душевный Алькатрас заставляет его горячо взывать к жизни.

* По мере того, как негативное давление растет, ведущий убеждается, что он должен разорвать отношения. Должен быть кто-то другой, более подходящий, более умный, веселый, красивый, сексуальный и более совершенный, кто-то, кто вдохновит на вечную страсть и кто не будет вызывать противоречивых чувств. Он перебирает в уме возможных кандидатов, и это занятие доставляет ему наслаждение…

* Эти мысли настолько приятны, что ведущего охватывает сильное чувство вины за неверность.

* Когда ведущий представляет реальные последствия разрыва отношений, он впадает в сентиментально-ностальгическое состояние. Вина, сострадание и ностальгия, тайно сговорившись, толкают маятник в сторону супружеских обязательств. Иногда перемена положения происходит так быстро и драматично, что ведущему становится трудно поверить в то, что он серьезно хотел уйти. Фокус переносится на тепло и уют супружеских взаимоотношений, одновременно приходит мысль о неудобствах и неприятностях одинокой жизни. Ведущий думает о реальной возможности заразиться СПИДом. Он сомневается, действительно ли его ждет кто-то лучше его партнера. А если даже и так смогут ли они понять друг друга. Возможно, что нет. Он остерегается быть слишком жадным до любви. Он так легко может потерять все.

* Теперь маятник на стороне брака. Сбрасывание тяжести вины приносит такое облегчение, что ведущий может пережить моменты истинного счастья. Единственное, чего он хочет, — сохранить это чувство.

* Но вскоре динамика меняется. Теперь ведущий свободен от вины и беспокойства, которые сопровождают мысли об уходе. Но старые мысли постепенно возвращаются. Он снова смотрит на подчиненного — тот все такой же, с теми же качествами, которые однажды уже принесли разочарование. Внезапно ведущий перестает быть уверенным в своей решимости вступить в брак.

* Почему я хотел остаться с партнером, из-за любви или из-за боязни возвращения вины и беспокойства? Теперь недостатки подчиненного отталкивают сильнее, чем когда-либо. Проиграю ли я, если останусь? Фантазии о разрыве возвращаются. Маятник вновь качнулся в сторону ухода. Только теперь ведущий еще глубже увяз во взаимоотношениях. Чувство безысходности еще сильнее, чем прежде, и начинается новый цикл.

Противоречия беглеца.

* Когда такие обстоятельства, как беременность или работа, вынуждают к скорейшему принятию решения относительно взаимоотношений, маятник может раскачаться слишком сильно. Для ведущего это как катание на американских горках. Он то непоколебим в своем решении уйти и собирает чемоданы, то страстно стремится к подчиненному, клянясь никогда не покидать его.

* Фактически все ведущие, охваченные СПО, которых я знала (включая клиентов, коллег, друзей), кому было необходимо быстро принять решение, переживали своего рода временное безумие. Это состояние характеризуется резкими переменами настроения и тенденцией сводить с ума друзей своими призывами о помощи и поддержке. Причем вместе с ведущим на американских горках катается подчиненный, испытывая те же опасности взлетов и падений.

* Многие ведущие сохраняют отношения на уровне периодических свиданий очень долгое время. Несмотря на ожидание быстрого исхода, отношения устанавливаются удивительно стабильные. Многие подчиненные понимают, что подталкивание к браку может привести к потере ведущего.

* Есть еще один путь тянуть время, но гораздо более рискованный, чем свидания. Это — испробовать совместную жизнь.

Решение жить вместе.

* Когда партнеры хорошо подходят друг другу и серьезно задумываются о браке, совместная жизнь может служить ступенью на пути к супружеским отношениям. Даже при хороших, уравновешенных отношениях существует страх перед обязательствами, и совместная жизнь может привести к разделению общего жилища и жизни врозь. Но я совершенно уверена, что большинство пар, живущих вместе без серьезных планов на брак, лишь расшатывает взаимоотношения.

* Совместная жизнь — это еще один путь для ведущего оттянуть принятие решения. Ведущий оставляет за собой право выбора, владея подчиненным (который все еще необходим для удовлетворения желаний), и при этом не исключает возможности будущих романтических взаимоотношений.

* Главным образом ведущий надеется на то, что совместная жизнь разрешит его противоречия, ясно проявит его чувства. Возможно, совместная жизнь с партнером окажется раем на земле, возможно, сушим адом.

Иногда ведущие пытаются избежать обязательств совместной жизни. 

* Если один из партнеров имеет сильную материальную заинтересованность, нет сомнений, что он станет ведущим, раздираемым противоречиями.

* Когда партнеры поселяются вместе, новизна обстановки может вызвать временный подъем взаимоотношений. Но когда «медовый месяц» позади, ведущий оказывается перед углубившимися противоречиями. Правда, полузаточение совместной жизни консолидирует отношения, объединяя жизнь и собственность партнеров. Но подчиненный неизбежно становится более зависимым от ведущего, который чувствует еще большие ограничения. Необходимость принятия важного решения по-прежнему висит над ним, не давая СПО ослабнуть.

На волю судьбы.

* Подверженные синдрому ведущие часто просто снимают с себя ответственность. Они избегают принятия решений, всецело полагаясь на судьбу в определении исхода отношений. Так поступают более пассивные ведущие.

Свадьба: взгляд с точки зрения парадокса страсти.

* Брак является общественным институтом, хорошо приспособленным для борьбы с синдромом противоречий и обязательств.

Существуют два основных типа свадеб:

скромные, на скорую руку,

и грандиозные феерии.

В первом случае ведущий, охваченный противоречиями, решается на этот шаг в момент, когда маятник переместился в положительную сторону. Это спонтанный, относительно безболезненный и даже возбуждающий шаг, а не тщательно продуманное решение.

Затея с грандиозной феерией заставляет раздираемого противоречиями ведущего чувствовать беспомощность и безысходность. Она просто захлестывает его своей солидностью и размахом. Даже если феерия не столь грандиозна, планирование, расходы, приглашения и ожидания все запутывают и заставляют ведущего строго следовать заведенным в обществе правилам. Предстоящая свадебная феерия наполняет ведущего особым страхом, и, как заяц, застывший в лучах фар, он редко находит в себе мужество изменить планы.

* Я не хочу сказать, что свадьба — это всегда плохая идея в случае неуравновешенных отношений. Я бы сочла гораздо более правильным работать над взаимоотношениями до свадьбы, но она сама может иногда помочь восстановлению равновесия.

Решение заключить брак.

* Даже на пороге развода большинство людей придают серьезное значение и осознают важность брака. Многие пары говорили мне, что не будь они супругами, они никогда с такой ответственностью не работали бы над своими взаимоотношениями.

* Но если ведущий ожидает, что брак дарует по мановению волшебной палочки сказочное счастье (что свойственно многим), его ждет большое разочарование.

* Если до свадьбы он чувствовал безысходность, то после он ощутит себя погребенным заживо. И когда он осознает, что вступил в договор оставаться вечно с подчиненным и что разрыв соглашения повлечет душевные и материальные бедствия, у него возникает искушение испробовать еще более радикальное средство лечения прогрессирующего СПО.

Решение вступить в запретную связь.

* Неверность — драматичный путь раздираемых противоречиями ведущих, пытающихся выйти из внутреннего тупика. Иногда ведущий сознательно ищет связи, но чаще он просто впадает в состояние непроизвольного ухаживания за людьми, которые его привлекают. Помните, что неудовлетворенность на начальных этапах отношений может быть не до конца осознанной, и в связи с этим интерес к возможным партнерам может быть не совсем преднамеренным.

* Сознательно или нет, ведущий оказывается захваченным возбуждением, новизной, страстью и переменами, которые приносит новый партнер. В то же время чувство вины, стыд и страх не позволяют ему потерять контроль. Однако наступает момент, когда ведущий понимает, что сама связь могла бы помочь ему разобраться в своих взаимоотношениях. Этот рационализм помогает ему преодолеть ощущение вины и страха в интересах проверки своей преданности подчиненному.

* Ведущий может быть удивлен пылкостью первой встречи с новым любовником. Запретность усиливает страсть.

* Если только новый любовник явно не лучше прежнего, неверность не помогает решению и только ухудшает положение.

Решение временно пожить отдельно.

* Когда маятник находится на отрицательной стороне по отношению к брачным обязательствам, ведущий может предложить еще одну популярную тактику для того, чтобы выиграть еще больше времени: расстаться на некоторое время.

* Привлекательность этого решения состоит в том, что оно дает ведущему неограниченную свободу романтических отношений и все же не означает завершения прежних.

* Ведущий деликатно предлагает испробовать разрыв, подчеркивая, что это дает им обоим время подумать. Он говорит, что ему нужны одиночество, свобода, независимость, возможность расставить все по местам. Подчиненный может спросить, в чем его вина, но ведущий охотно берет всю вину на себя. Он говорит, что «сейчас совершенно запутан», и часто указывает как причину обстановку на работе. Он будет чувствовать вину за то, что все так вышло, и выражать уверенность в том, что, возможно, подчиненный сам почувствует себя лучше, если ведущего не будет рядом некоторое время.

* Для некоторых ведущих провоцирование временного разрыва — «мягкий» способ порвать взаимоотношения. Предполагая, что еще существует надежда, ведущий постепенно подводит партнера к мукам и унижениям отвергнутого.

* Однако многие ведущие действительно верят в свои слова о временности разрыва. Но вне зависимости от предварительных предположений ведущего скорее всего он будет удивлен реальностью. Потому что, когда вы оставляете интимные взаимоотношения, парадокс приводит в движение новую мощную эмоциональную движущую силу.

Когда разрыв спровоцирован новой любовной связью, могут быть три возможных исхода: 
Новая любовь: конец противоречий. 

* Связь оказывается более плодотворной и уравновешенной, чем первоначальные отношения. Противоречий больше нет, но проблемы, чувство вины и душевная боль остаются. Особенно, если прежние отношения были длительными, ведущий будет испытывать сильное чувство потери, горя и иногда неудачи. Он понимает, что, если бы не было третьего, разрыв был бы не таким мучительным для него и его партнера, но это не умаляет боли. После разрыва ведущий надеется, что его бывший партнер быстро найдет себе нового спутника, освободив его от чувства вины.

Любовь к двоим: противоречия усиливаются.

* Когда ведущий порывает с подчиненным и уходит к новому партнеру, его чувства переживают странную метаморфозу. Теперь, когда основным стал второй партнер, ведущий обнаруживает, что скучает по оставленному подчиненному. Внезапно он кажется ведущему более волнующим и желанным, чем новый партнер, которому он теперь посвящает свои мысли и мечты. Это расстраивает все планы.

* Обычно такая трансформация происходит, когда ведущий сохраняет свое положение и в новых отношениях. Любовник кажется более волнующим, когда он находится в отдалении, вне досягаемости естественного желания ведущего обрести над ним контроль. Пока этого не случилось, любовник остается свободным и может вступить в связь с кем-то еще. Но когда ведущий соединяется с ним, его бывший партнер становится свободным. И когда ведущий представляет, что оставленный подчиненный волен связать себя с другим человеком, он снова начинает беспокоиться и хочет вернуть контроль над ним.

* Это беспокойство может стать таким серьезным, что ведущий способен оставить нового партнера и вернуться к старому, полагая, что он допустил серьезную ошибку. Если оба подчиненных настолько влюблены в ведущего, что хотят вернуть его, он может поочередно уходить то к одному, то к другому партнеру.

* «Шатающегося» ведущего разрывает чувство страсти между двумя уступчивыми любовниками, и он всегда стремится к тому, кого оставил. Он может решить, что любит обеих и мечтает о жизни с обеими. Теперь у ведущего два партнера, являющихся причиной его противоречий, и его эмоциональное качание, вероятно, усугубит его мучения.

* Обычно один из подчиненных доходит до предела своего терпения и заявляет ультиматум. Именно этот подчиненный обычно становится спутником ведущего, потому что именно он наиболее вероятно может уйти.

Потерянная любовь: ведущий делает ставку и проигрывает.

* Это противоположность второго исхода. Когда ведущий оставляет подчиненного и соединяется с новым любовником, последний начинает разочаровываться. Тот факт, что ведущий порвал свои прежние отношения, доказывает его преданность новым. Ведущий переходит в положение подчиненного и все сильнее и сильнее увлекается новым партнером по мере того, как тот отдаляется. Новый партнер действует почти так же, как бывший ведущий вел себя с подчиненным, которого он только что оставил. Он не избежит злой иронии судьбы. Обычно такие отношения разваливаются, оставляя ведущего уязвленным, смущенным и одиноким с единственной надеждой что старый партнер снова примет его.

* Почти все разрывы попадают в одну из этих трех категорий. Краткость описания не позволяет вообразить душевные муки и страх, сопровождающие их.

* Если ведущий прибегает к временному разрыву до того, как он нашел кого-то еще, он обычно планирует подождать немного, прежде чем заводить новый роман. Он хочет насладиться вкусом свободы. В этом случае уход для ведущего немного похож на поездку в холостяцкий отпуск. По крайней мере сначала.

Вкус новой свободы.

* Когда ведущий вырывается на свободу, он чувствует внезапный приступ эйфории. Он наслаждается жизнью в своем собственном доме, возможностью есть когда и где угодно, идти куда угодно по своему желанию и готовиться к поиску нового партнера. Подготовка может заключаться в посещении спортзала, различных курсов и покупке новых туалетов. Некоторые ведущие продолжают наслаждаться свободой слишком долго, находя особую прелесть в независимости, и решают не завязывать новых отношений, что бы ни случилось.

Обратная сторона свободы.

* Многие ведущие, в первое время наслаждавшиеся вкусом свободы, обнаруживают, что после нескольких дней это настроение проходит. Взамен приходит чувство отчаянной неуверенности. Пока ведущий жил с подчиненным, он имел гарантию спокойствия, комфорта и близости, воспринимаемых им как должное. Ночь в одиночестве развивает чувства изолированности и неопределенности. Он борется с одиночеством, ищет общения, надеясь найти романтическую перспективу. Он не удовлетворен собой. Может быть, подчиненный не устраивал его, но к такой пустоте он был не готов.

* Для многих ведущих потеря подпитки самолюбия и надежности, которые обеспечивал подчиненный, вызывает душевное голодание. И не имеет большого значения, насколько связанным он чувствовал себя до ухода. Без эмоциональной поддержки со стороны подчиненного ведущий чувствует себя в окружающем мире неожиданно неуютно.

Поиск новой любви в самых неподходящих местах.

* Когда вскоре после разрыва ведущий находит внутренние возможности для нового романа, он может столкнуться с еще одним сильным потрясением. Чтобы объяснить потерю привлекательности ведущего, взглянем на изменяющуюся динамику его душевного мира. Пока он находился со старым партнером, его основные межличностные потребности, такие, как секс, душевная близость и общение, всегда удовлетворялись. Свободный от необходимости заботиться об этом, он не был «зажат» и очаровывал окружающих людей. То, что он был официально «занят», увеличивало его недоступность и желанность.

* Когда ведущий покидает теплый приют старых отношений, его основные межличностные желания снова пробуждаются. По мере того, как они усиливаются, сквозь его очаровательную непосредственность начинает проступать душевная озабоченность. Ведущий выглядит озабоченным от беспокойства, подавленности и чрезмерного стремления понравиться. Женщины, с которыми он общается, интуитивно понимают, насколько отчаянно стремится он создать новые отношения. Если бы в этот момент ведущему это удалось, он сразу стал бы подчиненным, и большинство потенциальных партнеров чувствует это.

* Вскоре после временного разрыва, ведущий, как правило, снова ищет встречи со старым партнером. Обычно в оправдательных мотивах нет недостатка: это могут быть одежда или дети, которых надо забрать, или важные вещи, которые надо обсудить. Иногда мотивы весьма убедительны.

* Иногда «старый» партнер будет выглядеть очень привлекательно. Почти так же, как во время ухаживаний. Причина ясна: после разрыва ведущий потерял над ним прямой контроль. Подчиненный может делать все, что захочет, так же как и ведущий. И как только последний теряет контроль, подчиненный вновь становится привлекательным и волнующим для него.

* Снова начинаются скачки, и ведущий испытывает удивительное и приятное чувство пробуждения. Во время встречи по «официальному поводу» он может «случайно» коснуться подчиненного. От прикосновения в нем пробуждается желание.

* Большинство подчиненных продолжают любить ведущего долгое время после разрыва, даже если они все еще злятся на него. Некоторые пытаются заманить его обратно, другие слишком горды для этого.

Снова вместе — это здорово.

* Ведущие, которым не удалось создать новые, более совершенные взаимоотношения, во время временного разрыва могут переживать резкий и болезненный спад самоуважения. Погружение в одиночество порождает смесь неудовлетворенности и чувства неуверенности. Отдалившиеся ведущие начинают стремиться к близости, которую давал им подчиненный и которую они считали само собой разумеющейся. И когда появляется эта жажда, ведущий ощущает, что произошел душевный прорыв: противоречия исчезли. Теперь у него остается одно сильное желание — вернуться к оставленному им подчиненному. С волнением он готовится объявить об окончании временного разрыва.

Теперь судьба отношений в руках подчиненного. 

* Помириться не так просто. Если подчиненный встречает ведущего с распростертыми объятиями, пара снова начнет с периода ухаживаний, проходя тот же путь, что и прежде, но только в «ускоренном темпе». Временный разрыв делает партнеров равными: ведущего — более нуждающимся и менее уверенным, подчиненного – более независимым и привлекательным для ведущего.

* Примирение возвращает период ухаживаний, когда ведущий первый раз ощутил радость и облегчение, завоевав любовь партнера. Если пара не связана брачным союзом, именно в это время они могут решить пожениться. Супруги же могут провести еще один медовый месяц, решиться на рождение ребенка, купить новую мебель или новый дом.

* Но радость воссоединения — недостаточно эффективное средство, если проблемы взаимоотношений серьезны. Это хорошее время для спутников, чтобы прибегнуть к помощи психотерапевта, потому что они оба заинтересованы в налаживании отношений. Но в то же время наименее вероятно, что они сделают это сейчас, потому что их проблемы, как им кажется, исчезли. К несчастью, рано или поздно партнеры возвращаются к старым моделям поведения.

* Для занимающих ведущее положение при сильно неуравновешенных взаимоотношениях это означает возвращение неудовлетворенности и СПО. Неудовлетворенность может приобрести серьезный характер, потому что ведущий чувствует себя еще крепче связанным браком, ребенком или новым домом.

* Многие из таких ведущих снова уходят. Некоторые осознают, что им надо просто преодолеть страх перед одиночеством. Другие приходят к заключению, что их уход на самом деле будет благом и для подчиненного тоже. Многие прибегают к помощи психотерапевта, чтобы обрести уверенность в самих себе и своих романтических отношениях. 

* Другие ведущие понимают, что их отношения теряют равновесие, но все равно решают остаться. Они используют отношения как надежное убежище на время, пока они будут искать новых связей.

* А некоторые просто сдаются. Они эмоционально опустошены неудачными попытками найти новую любовь, они решают остаться в неуравновешенных отношениях и терпеть неудобства. Иногда они становятся трудоголиками, телеголиками, алкоголиками или находят другие интересы вне дома, чтобы заполнить пустоту, которую они чувствуют.

* Для многих ведущих временный разрыв служит важным жизненным уроком. Они понимают, что потеря страсти — это небольшая цена за преимущества комфорта, надежности и общения. Они принимают своего несовершенного партнера и зарекаются больше никогда не относиться к нему, как к само собой разумеющемуся. В их жизни большое место начинает занимать ответственность: работа, забота о семье, обеспечение детей, супружеские обязанности человека, на которого можно положиться. Такие ведущие бывают с лихвой вознаграждены: они будут чувствовать глубокую привязанность к партнеру, осознавать и ценить комфорт, тепло, уют, надежность и любовь, даруемые партнером. И когда последний ощутит уверенность в том, что он принят, баланс и гармония естественно восстановятся.

* Однако, хотя ведущий смиряется с неуравновешенными отношениями, у него остается чувство, что он мог бы лучше жить, иметь приносящий радость романтический союз, если бы он только подождал более совершенного партнера.

Подчиненные: любовь превращается в страдание.

Когда любовь возникает, оба партнера находятся в подчиненном положении.

Любой, кто испытывает громадную страсть к другому человеку независимо от того, взаимно или нет, оказывается в положении подчиненных, а они не контролируют свои эмоции. 

* В новой любви подчиненные испытывают одно из величайших наслаждений в жизни — взаимную страсть. Но быть подчиненным в неуравновешенных отношениях — жестокое мучение. Я слышала от подчиненных, что легче пережить смерть партнера, чем его уход. Все начинается с неясной напряженности.

* Подсознательно один из партнеров начинает ощущать потерю интереса со стороны другого. Первые признаки отдаления действительно трудно заметить. Когда вы влюбляетесь, ваш естественный оптимизм делает вас невнимательным к таким знакам. И когда впервые отношения теряют равновесие, скорее всего ваш партнер и сам не осознает, что происходит. Наряду с приятными чувствами у него появляется новое чувство — чувство отдаления. Поэтому знаки в поведении ведущего действительно трудно различимы.

* Первые признаки отдаления остаются незамеченными, потому что они выглядят естественными для новых взаимоотношений. Когда развиваются здоровые отношения, у обоих партнеров возникает чувство, что они плывут под парусом в неизведанных водах. И рано или поздно случается так, что один из партнеров забывает позвонить или опаздывает. В уравновешенных отношениях такие ошибки искупаются искренним извинением или попросту забываются. Но в неуравновешенных отношениях только один из партнеров допускает невнимательное поведение, в то время как другой берет на себя весь груз беспокойства.

* Я говорю людям, которые на ранней стадии отношений ощутили беспокойство, что нужно придавать значение своим чувствам. Ключевой момент — контролировать свою реакцию и не допускать давления на ведущего, не требовать от него близости и заверений. Беспокойство может стать союзником, предупреждая вас о возникновении парадокса страсти. И чем раньше обнаружен парадокс, тем больше шансов исправить положение.

* Даже ранние, самые незаметные симптомы эмоционального отдаления партнера могут углубить любовные чувства подчиненного. Это делает для него еще более трудным признание, что что-то не так. По мере того, как любовь углубляется, проявляется искажение восприятия. Молодая любовь делает возлюбленного красивее, но дисбаланс может превратить ведущего в образец совершенства. Когда подчиненная целует своего принца, ей кажется, что перед ней король.

* Это обратная сторона «синдрома лягушки и принца» ведущего, который преувеличивает недостатки подчиненного и умаляет его достоинства. Психологически этот факт объясняется тем, что так называемое объективное восприятие зависит от эмоционального состояния наблюдателя.

* Особенно это заметно, когда наблюдатель без ума от любви. Крайне положительное отношение подчиненного к ведущему объясняется его надеждой на то, что он наконец-то нашел идеального партнера. По мере роста его страсти он все больше и больше чувствует обоснованность своих призрачных надежд.

Наблюдение отдаления.

* Со временем подчиненный перестает чувствовать отдаление ведущего, он уже ясно видит его. Растущая потребность ведущего в независимости начинает проявляться открыто: он не звонит, опаздывает или не приходит на свидания, работает допоздна, выглядит расстроенным, и нетерпеливым. Это в конце концов проникает в сознание подчиненного.

* Когда отдаленность ведущего становится нормой, для подчиненного начинается новый, «темный» период жизни, на границе страха и надежды. Страх рождает беспокойство — этого постоянного спутника подчиненного. Он также сталкивается с неприятными ощущениями от неуправляемости и безнадежности любви.

* Любой знак внимания со стороны ведущего разжигает надежду. Однако глубинные чувства ведущего не изменились, лишь сто внешнее поведение стало другим. За надеждой скрывается естественное желание подчиненного иметь хоть какой-то контроль над взаимоотношениями.

Как подчиненный теряет себя в любви.

* Страсть и боль подчиненного сплавляются в одно ноющее чувство, которое полностью его захватывает. Он действует инстинктивно, начиная маневрировать с целью вновь разжечь любовь ведущего, избавить себя от мучений и обрести контроль. К несчастью, эти маневры облекаются в форму уступчивого поведения, из-за чего, по иронии судьбы, он еще больше теряет себя и любовь ведущего.

Решение начать суперухаживание.

* В суперухаживании вы используете те же приемы, что и в ухаживании, но только гиперболизируя их. Это логичный подход: если ваши щедрость, заботливость, внимательность однажды помогли завоевать любовь ведущего, почему это не сработает во второй раз?

* Я отвечаю подчиненным, что ухаживания срабатывают только в случае новой любви, потому что оба влюбленных чувствуют беспокойство, неуверенность и желание. Но когда один из партнеров ощущает слишком большую уверенность и власть, пылкое поведение другого действует отрицательно. Меньше всего ведущий желает услышать от подчиненного клятвы в вечной верности. Клянясь пожертвовать собой и своей жизнью ради отношений, подчиненный, хотя он этого и не осознает, обеспечивает гарантированный дисбаланс и умаляет в себе те самые качества, которые могли бы помочь ведущему вернуть страсть.

Решение стать эхом.

* В греческой мифологии Эхо — одна из нимф, которая допустила ошибку, разгневав могущественную богиню.

Эхо была известна своим талантом вести беседы, поэтому богиня наказала ее, позволив только повторять чужие слова. Это оказалось ужасной трагедией для Эхо, когда она влюбилась в прекрасного юношу Нарцисса. Однажды Нарцисс заблудился в лесу, и Эхо получила редкую возможность поговорить с ним. Но она не могла заговорить первой.

Он крикнул: «Есть кто-нибудь здесь?»,

и она ответила из кустов, где пряталась: «Здесь!»

Она продолжала повторять все, что он говорил, и некоторое время это ему нравилось.

Эхо подошла к нему, но когда он понял, что она всего лишь повторяет его слова, он оттолкнул ее, говоря: «Я скорее умру, чем буду с тобой».

Эхо могла только ответить: «Буду с тобой!»

В отчаянии она скрылась в ущелье, где и увяла. Остался только ее голос. 

* У мифов Древней Греции есть свойство схватывать суть человеческой природы. История Эхо иллюстрирует самую распространенную модель поведения подчиненного.

Эффект беспокойства.

* В психологии есть принцип, известный как один из законов Йеркса-Додсона, который в общих чертах можно сформулировать следующим образом:

«Лучше всего мы действуем в состоянии умеренного возбуждения».

Повышенное возбуждение, как и отсутствие его, затрудняет для нас выполнение любого дела. А когда подчиненный видит первые признаки потери интереса к нему со стороны ведущего, он сильно возбуждается.

Поиски потерянного «я».

* Подчиненные осознают, что они «немного не в себе». Они недоумевают, что стало с их прежним «я» и почему его сменило другое, страдающее и недостойное уважения. Потребность подчиненных вернуть свое прежнее «я» является стимулом их борьбы за любовь ведущего. Если они получат эту любовь, по условиям сделки они вернут свое утерянное «я». Но усилия подчиненного только вредят ему.

Решение «быть естественным».

* Естественность поведения требует от подчиненного преодоления своей скованности. Парадоксально, но это требование делает его еще более скованным. Если когда-нибудь вам говорили «будь естественным», отчего ваша скованность только усиливалась, то вы понимаете динамику этого процесса.

Немедленное переигрывание.

* Как во время трансляций спортивных состязаний, когда по телевидению показывают немедленный повтор важных моментов, так же и подчиненный проигрывает в уме снова и снова сцену своего «неверного» поведения с ведущим. Он становится самым резким критиком, безжалостно оценивая свои поступки и пытаясь определить, как надо действовать в следующий раз.

* Подчиненный еще не осознал, что единственный способ завоевать ведущего — это не пытаться делать этого.

Страсть подчиненного.

* Потеря контроля над собой у подчиненного компенсируется чувством счастья и страсти. Он чувствует любовь глубже, чем, как ему раньше казалось, это возможно. То, что любовь неотделима от страдания, только усиливает чувство. Большая страсть насыщает жизнь подчиненного драматизмом. Его эмоции вызывают в нем особые ощущения, хотя и безразличные для ведущего. И, несмотря на очевидность обратного, многие подчиненные считают, что их любовь сама по себе постепенно решит все проблемы взаимоотношений.

Решение чаще говорить «я тебя люблю».

* Подчиненный может утрачивать естественность в присутствии ведущего, но одна фраза сходит с его уст так же естественно, как дыхание: «Я люблю тебя». Он не может сдержать свою огромную любовь.

* Произнесение слов «я люблю тебя» — шаг навстречу душевной близости с другим человеком, приглашение к близости. Во время ухаживаний подчиненный может обнаружить, что эти слова действительно могут приблизить партнера. Но когда равновесие нарушено, они становятся источником страха для ведущего.

* Ощущая свою вину, он практически не может произнести в ответ ничего другого, кроме аналогичной фразы. Однако этот ответ постепенно становится формальным.

* Не желая лицемерить, ведущий может стремиться избегать слов, отвечая рукопожатием или объятием.

Решение чаще спрашивать «ты меня любишь?»

* Когда подчиненный чувствует отдаление партнера, его тактика может измениться. Он может стать чрезмерно настойчивым, ища заверений в неизменности отношений и прямо спрашивая:

«Ты любишь меня?»

Вероятнее всего он услышит в ответ нетерпеливое:

«Конечно, люблю» или еще менее убедительное: «А ты как думаешь?»

Несмотря на двусмысленность таких ответов, некоторые подчиненные нуждаются в подобного рода регулярных заверениях. И, как все действия подчиненного, это делает ведущего еще более связанным, еще больше отдаляет его и умаляет его любовь.

Сексуальная страсть.

* Страсть подчиненного никоим образом не ограничивается только чувствами. Она распространяется также и на физическую сферу. Подчиненное положение усиливает половое влечение. Большинство подчиненных часто думают о сексе с ведущим. И многим приходится заставлять себя не оказывать постоянное сексуальное давление на партнеров.

* Сексуальная страсть подчиненного может стать решением проблемы. Она является симптомом неуправляемости, потому что потеря контроля заставляет мозг вырабатывать способы получения наслаждения, которые обычно доставляет любовь. И это может быть использовано для удовлетворения отчаянной необходимости подчиненного обрести контроль над ведущим, потому что секс — это способ обладания другим человеком. Для подчиненного интимная близость символизирует его самое большое желание слиться с ведущим. На чисто физическом уровне секс позволяет направить все внимание ведущего на подчиненного.

* Как мы видели, наслаждение от секса является аргументом в пользу сохранения отношений для ведущего, который охвачен противоречиями. Но подчиненные более амбициозны: они надеются, что секс вновь разожжет любовь ведущего и заставит его пересмотреть свое отношение к ним. Однако стремление ведущего к сексу и близость, которую он влечет, могут с новой силой разбудить чувство несвободы, особенно для женщин-ведущих. Но подчиненному трудно отказаться от этого пути, потому что плата слишком приятна и приносит новые силы. Считается, что секс без любви — самый необычный опыт, который мы можем получить.

Болезненная сторона страсти.

* После того, как подчиненный испробовал «любовные» пути выхода из положения, которые были описаны выше, его с новой силой охватывают беспокойство, страх и пессимизм. Его чувства очень противоречивы: с одной стороны — это серьезная боль, с другой — любовь и желание, порожденные эмоциональным риском.

Противоречия подчиненного.

* Приняв во внимание все, что беспокоит подчиненного, нетрудно убедиться, что у него тоже возникают противоречия. Подчиненного раздирают противоположные чувства.

Его ум спрашивает:

«Почему я сохраняю эти отношения? Они причиняют мне столько боли, несчастья и унижений. Моя жизнь запутана. Я больше не понимаю самого себя. Мне надо найти нового партнера, который действительно полюбит меня».

Но его сердце умоляет:

«Я не могу порвать эти отношения. Я никогда не был так влюблен и никогда не был с тем, кого так хотел. Может быть, я несчастен с ним, но без него я стану еще несчастнее».

Гнев подчиненного.

* Если вы когда-либо бывали на месте подчиненного, а большинство из нас бывали, вы знаете, что кроме любви, страсти и боли есть еще одно чувство — сильный гнев. Подчиненный злится на ведущего за то, что он причиняет ему страдания, разрушил его жизнь, сделал его бессильным и остыл к нему. Первые приступы гнева могут утонуть в страсти и остаться незамеченными. Но по мере развития дисбаланса взаимоотношений любовь и страсть подчиненного значительно слабеют от равнодушия ведущего. Тогда гнев и обида начинают доминировать.

* Я считаю все чувства правомерными, включая гнев. Проблема в том, как мы реагируем на наши эмоции. Сильные чувства, такие, как гнев, страх и вина, если мы к тому же считаем их правомерными, могут многое рассказать как о нашем внутреннем мире, так и о внешних жизненных обстоятельствах. Но когда мы стараемся не замечать своих эмоций, они почти всегда умножают наши проблемы.

Подавленный гнев.

* Желание, которому помешали исполниться, постепенно и неизбежно рождает враждебность. Но когда у подчиненного развивается чувство гнева, он становится уязвимым. Единственное его стремление — восстановить самоуважение и обеспечить романтический интерес со стороны ведущего. Меньше всего он хочет увеличить риск разрыва, открыто выражая свой гнев ведущему. Как он понимает, гнев оттолкнет ведущего, а не будет способствовать близости, к которой он так отчаянно стремится. Поэтому он подавляет в себе гнев.

* Перед подчиненным стоит дилемма: как бороться со своим гневом, чтобы не оттолкнуть ведущего и не разрушить отношения. Он может скрывать его, продолжая угождать ведущему, но, как заметил Фрейд, прятать голову в песок бесполезно. Вам может показаться, что, подавляя гнев, вы устранили его совсем, но на самом деле вы создали еще большую проблему. Гнев имеет склонность тихо разрастаться в коридорах вашей души и затем проявляться в различных мучительных формах. Если источник гнева не устранен, гнев может превратиться во враждебность.

Любовь и ненависть.

* Когда подчиненные подавляют в себе гнев долгое время, у них возникает модель отношений

«любовь/ненависть».

Пока подчиненный борется со своим страхом быть оставленным его главная стратегия остается «любовной». Однако его обиды проявятся либо в других аспектах его жизни, либо в двусмысленном поведении с ведущим.

Выражение враждебности.

* В сущности у каждого из нас существуют проблемы с проявлением гнева. Но для подчиненного это самая сложная проблема в жизни. Он не рискует отдалить ведущего, поэтому направляет свою враждебность на другие объекты.

Вымещение гнева.

* Подчиненный выражает свою злость, губя себя самого. Это общий и очень опасный побочный эффект потери самоуважения, которую переживают подчиненные. Вполне естественно чувствовать себя неполноценным, когда партнер отдаляется, особенно если потеря власти во взаимоотношениях сопровождается поражением на службе. Саморазрушающее поведение объясняется желанием наказать или даже уничтожить свою сущность, которая кажется такой никчемной.

Решение – ревность.

* Ревность — одно из самых ядовитых и сильных чувств – является постоянным спутником подчиненного. В гармоничных взаимоотношениях один или оба партнера могут время от времени переживать приступы ревности, которая является следствием их привязанности друг к другу. Но в неуравновешенных отношениях ревность — удел одного из партнеров, а именно — подчиненного.

Ревность — вид гнева, вызванного яростью и беспомощностью, когда ведущий не только отдаляется, но и интересуется кем-то еще. Подчиненному это грозит быть отвергнутым и полностью потерять контроль.

* Может показаться, что ревность является выходом, однако есть и другие способы выплескивания гнева на ведущего как бы косвенно, не задевая его лично. Но цена, которую платит подчиненный за вспышку ревности, высока. Ведущие боятся ревности, как анафемы, потому что она показывает, как цепляется за них подчиненный и как он зависим от них.

Решение заявить свои права на партнера.

* Вначале гнев подчиненного, направленный на ведущего, выражается в том, что он требует больше времени проводить вместе. Поскольку любовь и лесть не помогают, подчиненный пытается принудить ведущего к близости. Постоянная неуверенность рождает в его голосе хныкающие нотки. Потом тон становится более гневным.

* Даже если ведущий уступает собственническим требованиям подчиненного, победа призрачна. Собственничество — очевидное выражение потребности подчиненного полностью распоряжаться ведущим. Это часто заставляет последних обращать внимание на душевный голод подчиненного. А это, как мы знаем, толкает его к отдалению.

* Собственничество враждебно в том смысле, что оно выражает гнев подчиненного, изливаемый на ведущего за то, что тот ведет себя не так, как того хочет подчиненный. Он хочет, чтобы ведущий всегда был с ним без напоминания, но это происходит редко.

Собственнические запросы — это способ выразить желания подчиненного о поведении ведущего как любящего партнера. Это урок, вдохновляющий ученика на сопротивление.

Последние попытки.

* Подчиненный может быть несчастным, отчаявшимся, но его инстинкт самосохранения остается прочным. И пока он не может выразить словами причины, из-за которых отношения расшатываются, у него появляется чувство, что если он хочет когда-нибудь вернуть любовь ведущего, он должен использовать новую тактику. С этой точки зрения подчиненный может даже решить рискнуть потерять ведущего из-за своих попыток регенерировать его любовь. Тактика, которую он использует, будет более агрессивной и изобретательной, своего рода последний натиск.

Решение разыгрывать недоступность.

* Самое тяжелое оружие в новом арсенале подчиненного – разыгрывание недоступности. Универсальность этого решения показывает, что большинство людей инстинктивно понимают парадокс страсти. Разыгрывая недоступность, подчиненный хочет показать ведущему, что не управляется им вопреки убеждениям последнего. Это против характера подчиненного, но ему уже терять нечего.

* В уравновешенных взаимоотношениях небольшое притворство, включая разыгрывание недоступности, просто придает тот или иной оттенок развитию отношений. Но для подчиненного игра в недоступность — последнее средство. Он не только хочет испугать и произвести впечатление на ведущего своей автономией, очень часто он хочет причинить ему боль в наказание за свои страдания. Но теперь на сцене появился другой уязвимый игрок — третий.

* Недостаток разыгрывания недоступности в том, что оно не устраняет проблем, лежащих в основе дисбаланса. Поэтому получаемый эффект обычно недолговечен. Но в некоторых случаях подчиненные не добиваются даже временного успеха из-за того, что они не могут скрыть свои истинные намерения.

Решение родить ребенка.

* У подчиненных, которые хотят иметь детей, и даже у тех, кто в этом не совсем уверен, парадокс может вызвать навязчивую идею иметь детей от ведущего.

* Ребенок может показаться совершенным решением проблем подчиненного. Ребенок потребует самых строгих обязательств, безвозвратно связывая партнеров на биологическом, а не только на социальном уровне. Именно по этой причине ведущий может быть настроен отрицательно к общему с подчиненным ребенку.

* В супружеских парах, в которых нет детей, если взаимоотношений не уравновешены, подчиненный постоянно настаивает на ребенке, а ведущий постоянно сопротивляется. В другом случае муж-ведущий может осознать, что ребенок отвлечет внимание его жены от него, а это как раз то, чего он хочет.

* Некоторые женщины-подчиненные, замужние или нет, могут спустя рукава подходить к предохранению, сознательно или подсознательно надеясь воплотить в реальность свою идею родить ребенка. Такое решение, конечно, опасно, потому что беременность может многократно усилить требовательность подчиненного и чувство несвободы ведущего.

Подчиненный взрывается.

Когда враждебность подчиненного не находит выхода, а разочарование слишком сильно, может возникнуть взрыв жестокости и гнева.

Из бездны отчаяния к возрождению.

Подчиненный отчаянно цепляется за разбитые мечты о любви. Он, казалось бы, уже не должен удивляться, когда ведущий предлагает разойтись, и все-таки он удивлен. Душевный шок подготавливает подчиненного к выполнению трудной задачи самоисцеления.

* Подчиненный должен заполнить зияющую дыру, оставленную ведущим, и в то же самое время справиться с сильной болью. Он должен смочь отпустить ведущего в тот момент, когда он больше, чем когда-либо, хочет, чтобы тот остался. Это крайнее проявление парадокса страсти; один из партнеров ушел, взяв с собой все те чувства, которые другой вложил в их отношения. Но процесс восстановления целостности уже начался, пока подчиненный еще не оправился от шока.

«Я не переживу».

* У отвергнутого возникает такое пронизывающее чувство потери, что подчиненный может сначала ощущать себя совершенно разбитым. Мысли путаются.

* Я часто слышу от недавно отвергнутых:

«Я не переживу»,

«Я никогда больше не полюблю»,

«Я никогда не найду счастье» или

«Я никогда больше не стану самим собой».

Эта реакция очень сильна и не поддается сознательному контролю.

* Многие психологи полагают, что потеря возлюбленного пробуждает глубинный страх быть оставленным, который инстинктивно чувствует младенец, зависимый от кормилицы. В некотором смысле мы действительно, как дети, которых оставляют, только наш страх ставит в центр проблему душевного выживания. Отчаяние разрыва романтических отношений говорит о том, насколько насущна эта проблема.

* Самоубеждение может иметь немедленный эффект при свежей сердечной травме, но главное — оно проникает в подсознание и способствует быстрому выздоровлению.

Подчиненный чувствует себя жертвой.

* Чувствовать себя жертвой — это естественный этап, который проходят отвергнутые. Они предложили ведущему самое дорогое, что у них было, — безбрежную и неумирающую любовь, делали ему добро (столько раз!), и все же он их отверг. Это чрезвычайно несправедливо.

* Кроме того, подчиненный чувствует, что ведущий, способный отвергнуть его так жестоко, обошелся с ним несправедливо в душевном или моральном плане. Поэтому подчиненный чувствует себя не только жертвой, но и праведником, он наделяет ведущего некоей патологией, заключая, что тот не способен вообще что-либо чувствовать. Сочувствующие друзья обычно поддерживают его в подобном мнении.

* Ведущий может выглядеть «плохим», в то время как подчиненный — «хорошим» или невинной жертвой. И во время первых шагов к восстановлению эта мысль может давать эгоизму подчиненного требуемую пищу, убеждая его, что именно ведущий, а не он виноват в разрыве.

* Но я пытаюсь заставить подчиненных взглянуть поглубже. Вместо того, чтобы видеть только то, что ведущий эгоистично брал, а он так щедро давал, я хочу, чтобы подчиненный понял, почему он дал возможность или даже подтолкнул ведущего к такому поведению.

* Мы должны понять, почему он так цеплялся за эти отношения, когда они уже перестали приносить удовлетворение и начали причинять боль. Осознав свою роль, подчиненный убедится в том, что у него гораздо больше власти во взаимоотношениях, чем он думал. И в то же время я хочу, чтобы он перестал винить себя или ведущего, а осознал мощную динамику парадокса страсти.

Подчиненный становится более чувствительным.

* Будучи с презрением отвергнутым, подчиненный часто распространяет свою боль и трагедию на внешний мир, так же как, напротив, влюбленные раскрашивают мир розовыми красками. Он чувствует близость ко всякому, кто пережил трагедию. Он находит созвучие своей душе в грустной музыке, трагических фильмах, стихах о страданиях безнадежной любви. Это может убедить подчиненного, что страдания сделали его более чувствительным и глубоким человеком. И часто это действительно так. Седина от душевной потери дает возможность духовного роста.

Ощущение пустоты.

* Шок отвергнутого наполняет подчиненного чувством душевного опустошения. Он борется, пытаясь заполнить пустоту делами, что в умеренных количествах является вполне правильным. Эти дела и поступки искусно начинают процесс восстановления душевной целостности подчиненного. Они переносят центр внимания с ведущего на что-то другое. Такое поведение, помогающее заполнить пустоту, не является исключительным для отвергнутого подчиненного. К нему часто прибегают подчиненные в неуравновешенных, но все еще поддерживаемых отношениях.

Духовность, милосердие, благотворительность.

* Многие подчиненные находят утешение в новом или обновленном религиозном чувстве. Религиозность становится отличным заменителем потерянной любви. Это объясняет, почему нам так знаком образ отвергнутого возлюбленного, уходящего в монастырь, присоединяющегося к благотворительной организации.

* Религиозность у нас ассоциируется с самопожертвованием, верой и преданностью, понятиями, которые для подчиненного воплотились в жизнь. В союзе с новым самосознанием подчиненный находит новый выход своей любви в духовной преданности и бескорыстном служении.

* Обычно духовность означает «путь». Следование определенным духовным верованиям может вернуть целостность жизни, которая была приведена в смятение разрывом романтических взаимоотношений.

Утешение в покупках.

* Очевидно, вещи компенсируют внутреннюю неуверенность в себе, которую ощущает подчиненный. Он захвачен известным в психологии бумом покупки новых вещей, чтобы преодолеть свою депрессию.

* Хорошо обращаться с собой — важный момент в самоисцелении. Но любая тактика, используемая с «перебором», может стать ловушкой.

Еда.

* Практика постоянного приема пищи во время преодоления душевного кризиса может стать любимым занятием, но недавние исследования показали, что такое поведение имеет общие корни со склонностью к наркотикам. С детства мы знакомы с глубоким покоем, возникающим после еды. Это чувство подавляет беспокойство и негативные эмоции, создавая приятное чувство комфорта. Наркотики действуют таким же образом, блокируя как душевную, так и физическую боль и вызывая эйфорию.

Голодание.

* У других подчиненных отношение к еде прямо противоположное, они попросту избегают ее. Пока подчиненный находится в шоке после разрыва, еда может показаться ему невкусной и неаппетитной. Для некоторых подчиненных, однако, равнодушие к пище — самонаказание, также отражающее снижение уровня самоуважения.

* Есть и другая интерпретация. Психологи, изучающие отклонения в приеме пиши, говорят, что разрыв романтических отношений обычно вызывает потерю аппетита. Решительный контроль над потреблением пищи компенсирует неуправляемость в сфере чувств.

Алкоголь и наркотики.

* Привлекательность алкоголя и других популярных способов «решения проблем», в частности наркотиков, таких, как валиум, кокаин и героин, в том, что они немедленно ослабляют душевную боль. Такое самоотравление не только притупляет боль, но и позволяет подчиненному наказывать себя за то, что он такой нестоящий. Вот почему наркотики так притягательны для большого числа подчиненных.

* Если сделанный однажды неправильный выбор станет постоянной заменой полным смысла человеческим отношениям, последствия могут быть трагическими как в душевном, так и в физическом плане.

Благотворное возмездие.

* Гнев подчиненного, направленный на ведущего, часто провоцирует фантазии возмездия. Иногда эти фантазии приводятся в исполнение. Некоторые поступки, которые я называю благотворным возмездием, могут на самом деле помочь подчиненному перевести гнев в нужное русло и вернуть ему чувство собственной силы. В некоторых случаях это является и последней возможностью возвратить ведущего.

Письмо.

* Письмо-возмездие дает подчиненному возможность выразить себя, если между партнерами не было нормального общения. Это также и возможность оставить за собой «последнее слово» и почувствовать в себе силы от того, что именно он положил конец спорам по поводу взаимоотношений. Такие письма полны колкостей, направленных на уязвление самолюбия ведущего.

Фантазии подчиненного о вдовстве.

* Часто мысли о возмездии не выходят за пределы сознания подчиненного и остаются в виде фантазий, таких, например, как трагическая гибель и похороны ведущего. В то время как у ведущего такие фантазии вызваны стремлением обрести свободу, не будучи виновным, подчиненному это даст ощущение безболезненного контроля. Подчиненный мысленно убивает ведущего, потому что он думает, что боль была бы меньше, если бы ведущий умер, а не отверг его.

Возмездие «Я ему покажу».

* Наиболее эффективный способ возмездия, названный мной «Я ему покажу», вдохновил многих на достижение успехов в работе. Поднявшись в профессиональном отношении выше ведущего, подчиненный надеется достичь более высокого социального статуса не только для того, чтобы устранить дисбаланс, но и добиться дисбаланса в «свою пользу». По мысли подчиненного, ведущий должен провести остаток жизни в раскаянии от того, что он потерял такого партнера. Перенесение романтического разочарования в сферу работы помогает подчиненному быстрее восстановиться. Иногда это даже поворачивает взаимоотношения к счастливому концу, вновь привлекая ведущего или еще лучшего партнера. В следующих статьях я расскажу, как подчиненный может эффективнее избавиться от страданий.

Крайности возмездия.

* В небольшом, но все же настораживающем количестве случаев разрыв романтических взаимоотношений может усилить тенденцию к агрессивному поведению подчиненного. Для подчиненного, который чувствует себя абсолютно обессиленным после разрыва, причинение боли бывшему партнеру может решить две задачи: вернуть ощущение собственной силы и скорректировать резкий дисбаланс. Раз так — возмездие тесно связано с динамикой парадокса страсти. Чем более агрессивны и враждебны тенденции подчиненного в других областях жизни, тем более крайние формы принимает возмездие.

Грязные слухи.

* Это очень распространенная форма возмездия, когда подчиненный распространяет слухи и вредную полуправду о ведущем и их взаимоотношениях.

Классический пример — мужчина-подчиненный заявляет, что его бывшая партнерша была фригидной или проституткой. Пачкая ее репутацию, он поддерживает свое самолюбие, убеждая в том, что она недостойна занять первое место в его жизни, и тонко намекая, что это он отверг ее.

* Женщины-подчиненные могут использовать ту же тактику, заявляя, что у него были сексуальные проблемы или что он был бесчувственным. Женщины и мужчины, пользующиеся возмездием в такой форме, надеются унизить ведущего так же, как были унижены они, и умалить его привлекательность на романтическом рынке.

Дискредитация на работе.

* Место работы — главный источник завязывания романтических связей и область, где возмездие может быть особенно губительным. Новый закон о сексуальных домогательствах заверяет, что было слишком много случаев, когда женщины, да и мужчины тоже, несправедливо страдали профессионально из-за романов с коллегами, которые заканчивались разрывом, особенно если при этом были задеты интересы начальника. Приносящие удовлетворение любовь и работа рассматриваются всеми психологами как краеугольные камни счастья, поэтому нападки на профессионализм ведущего могут быть особенно опасными.

Возмездие «я сделаю твою жизнь невыносимой».

* Некоторые подчиненные терзают своих бывших партнеров визитами без приглашения в любое время дня и ночи или превращают телефон в орудие пытки.

* Иногда такие изводящие подчиненные совершают даже акты вандализма по отношению к машине или дому ведущего. Они просто так не остановятся, даже понимая, что тем самым убивают последний шанс на примирение.

Использование детей.

* Использование детей как орудия возмездия — наиболее разрушительно с психологической точки зрения. К счастью, большинство родительских пар, с которыми мне приходилось работать, не вмешивали детей в свои брачные проблемы. Но некоторые пары превращают детей в пешек в своей шахматной партии отмщения. Наиболее распространенная тактика при этом – когда отвергнутый настраивает ребенка против ушедшего супруга. Основной смысл этой тактики заключается в том, чтобы лишить ведущего любви его ребенка, чтобы он понял, «каково это». Крайней формой этого возмездия является похищение собственных детей.

Возмездие путем самоубийства.

* Подчиненные, которые пытаются совершить самоубийство, интуитивно приходят к пониманию парадокса страсти. Они знают, что существует внутренняя связь между их отчаянием, любовью и отдалением ведущего. Когда охваченные депрессией отвергнутые чувствуют бессилие перед своей страстью к ведущему, самоубийство кажется им замечательным решением. Внезапно они ощущают спокойствие и силу. Одним ударом самоубийство сметет все их проблемы: прекратит невыносимое страдание, освободит от чувственных уз и заставит ведущего расплатиться за ту боль, которую он причинил, по самой высокой цене — цене человеческой жизни.

* Хотя отвергнутые часто позволяют себе наслаждаться мыслью о самоубийстве, большинство все же сохраняет понимание, что отчаяние со временем пройдет.

Ультиматум.

* Довольно обычно и даже полезно для отвергнутого подчиненного представлять себе ужасную участь отвергшего их партнера. Настораживает, однако, число отвергнутых супругов, решивших покончить с оставившим их партнером. По статистике , около тридцати процентов всех убитых женщин погибли от руки с презрением отвергнутого партнера. И, хотя погибших мужчин значительно меньше — шесть процентов, не забывайте, что лишь маленькая доля всех убийств совершается женщинами.

* Конечно, убийство является свидетельством серьезнейших психологических проблем, приведших к патологической неспособности справляться с гневом, разочарованием и чувством бессилия. Когда подчиненный убивает своего партнера, он хочет эти сказать:

«Раз она не может быть моей, она не будет ничьей».

* Хотя гнев является нормальным чувством, жестокость и насилие нельзя оправдать. В последующих главах мы подробно рассмотрим здоровые способы избавления от гнева.

Падение в бездну.

* Как алкоголики или наркоманы, многие охваченные страстью подчиненные опускаются «на дно». Последняя степень падения выводит человека из состояния подчиненного. После самой низкой точки на этой синусоиде для него существует только один путь — путь наверх.

* Многим подчиненным, однако, не хватает сил и смелости на резкий, решительный подъем, и они постепенно, часто слишком медленно, освобождаются от боли и забывают о ведущем. Триумф наступает в тот день, когда впервые мысли о ведущем не посещают их.

Возрождение: восстановление своей целостности.

* Первая после разрыва стадия самочувствия подчиненного характеризуется сосредоточенностью исключительно на ведущем и собственных страданиях. Все его эмоции замкнуты на ведущем.

* Вторая стадия начинается одновременно с активизацией стремления отвергнутого к началу новой жизни, когда оно пересиливает стремление назад, к возвращению ведущего или простому смирению с болью. Постепенно борьба подчиненного за душевную независимость заставляет его забыть ведущего. Часто самый короткий путь к этому, хотя не обязательно лучший, — новый партнер.

Когда подчиненный вступает в новую интимную связь.

* Недавно отвергнутые подчиненные и подчиненные, пойманные на крючок односторонних отношений, ищут связь на стороне по одной и той же причине: восстановить их пострадавшее самолюбие. Для ведущих связь с третьим лицом имеет другую мотивацию: вновь пережить страсть и возбуждение. Но у ведущих и подчиненных есть один общий мотив: желание, иногда подсознательное, связать себя с кем-то, кто подходит им лучше прежнего партнера.

* И даже когда подчиненный понимает, что новый партнер мог бы сделать его счастливее, для него может быть крайне сложным преодоление естественной неприязни ко всем, кроме ведущего.

* Подчиненный надеется, что новый роман отвлечет его мысли от постоянного размышления о ведущем, но часто это не помогает. Подчиненный может одновременно с этим бороться с ощущением собственного предательства и чувством страха, когда он начинает новую любовную связь. Типично и то, что после первой встречи подчиненный бывает очень подавлен.

Когда подчиненный обретает силу.

* Когда ведущий узнает о романе отвергнутого им подчиненного, их положения резко меняются. Ведущий паникует. Когда бывший подчиненный «принимает командование» взаимоотношениями, он наследует противоречия, присущие ведущему положению. Свободным от иллюзий взглядом, видя в своем партнере простого смертного, он может задаться вопросом — любил ли он его когда-нибудь? Может, с самого начала это была просто ловушка привязанности. Вкусив радость свободы, удовольствия и теперь власти, он думает над тем, стоит ли мириться с партнером. Это кажется ему возвращением к старому.

* Новые негативные чувства усиливаются той враждебностью, которую он когда-то прятал в себе. Теперь, управляя отношениями, он может выражать гнев без боязни отчуждения партнера. Его задетая гордость советует отвергнуть партнера, чтобы проучить его. Бывший подчиненный может, кроме того, опасаться, что оживление старых отношений вновь поставит его в подчиненное положение. Опасения подчиненного полностью оправданы. С одной стороны, многие вновь объединившиеся пары действительно возвращаются к старым губительным моделям поведения. С другой стороны, воссоединение может создать идеальные условия для партнеров, чтобы разобраться в тех силах, которые управляют ими, и разработать эффективные способы управления взаимоотношениями. Я убеждаю пары, решившие вновь соединиться, насладиться счастьем второго медового месяца. Но я также предостерегаю их от ухода от тяжелой работы по улучшению взаимоотношений, пока они еще не разбалансированы. Укрепленное сотрудничество поможет им выдержать неизбежные натиски парадокса страсти. 

<<<Мучительные формы любви, создающие неравноправие партнеров.

Как создать равноправную долговечную любовь.>>>

Индивидуальные сессии с психологом

Загрузка...