Быть самим собой.

Еженедельная подборка лучших статей

Быть самим собой.

Человек человеку волк.
Человек человеку друг, товарищ и брат.
Человек человеку бог, если знает свои обязанности.
Человек человеку — бревно.
Человек с человеком, — и нет человека!
Нет новых направлений, есть одно: от человека к человеку.
Наличные — не единственная связь человека с человеком.
Только любовь и делает человека человеком.

Быть самим собой.

Есть много афоризмов на тему, кем же является человек человеку. Но когда всерьёз захочешь понять другого человека, тут невольно убеждаешься, что, конечно, человек человеку – инопланетянин. Иногда человек такой близкий и понятный, а иногда предстает словно существо, живущее по совершенно иным законам.

Чем более зрелым и развитым становится человек, тем менее приложимы к нему «общие» законы психологии. Психология — это вообще-то не точная наука.

Потому она и не точная, что каждая личность слишком индивидуальна и неповторима. То, что хорошо для других, не обязательно хорошо и для тебя, и то, что хорошо для тебя, — необязательно хорошо для других.

«Так как существует бесконечное множество индивидуальных систем психики, то и суждения о психике могли бы быть бесконечно разнообразны. Но если бы индивидуальность и неповторимость человека были тотальными и абсолютными, т.е. если бы индивид полностью отличался от каждого другого индивида, то психология как наука была бы невозможна — она состояла бы из хаоса субъективных мнений. Общезначимые суждения (научные констатации) возможны. Но эти суждения могут, естественно, относиться только к похожим, общим частям психики, но не к индивидуальному, уникальному в системе.»
К. Г. Юнг.

Поэтому в жизни человеческой всё гораздо сложнее, чем в жизни обезьян или собак, поэтому ссылки на законы животного мира не совсем уместны и корректны. И даже данные статистики по людям, если они касаются сложных человеческих феноменов: любовь, духовность, религиозность, интуиция, — теряют свою точность и научную ценность. Данные статистики, вообще-то, нужно принимать со многими условиями и в ограниченных случаях.

Человек есть тайна… Я занимаюсь этой тайной, ибо хочу быть человеком.
Ф. Достоевский

Когда человек приходит на встречу со мной в первый раз, я сталкиваюсь с тайной – великой тайной. Более того, я знаю, что после трех лет тесного общения и даже после того, как этот человек окончательно распрощается со мной, очень многое все еще будет оставаться для меня тайной.

По сути, каждый человек во многом представляет собой тайну для другого человека, – будь то терапевт, супруг, родитель, возлюбленный, друг или коллега. Все мы – загадки, потому что каждый из нас живет в отдельном мире. Действительно, каждый живет в своем внутреннем и абсолютно частном мире. Хотя наши личные миры имеют немало общего, в главном они все же непохожи друг на друга.

Тайна, которой является каждый человек, привносит в отношения интерес, заставляет терапевтов быть скромнее, а также имеет решающее значение при нашей встрече с другим человеком.

Наши профессиональные возможности весьма ограничены и не позволяют нам проникать во все тайны, и поэтому мы далеко не всегда можем предотвратить катастрофу, причина которой может быть скрыта в одной из этих тайн.

Говоря о «тайне», я не подразумеваю ничего особенного. Я просто говорю о более глубинной и до конца не выразимой сущности каждого человека, которую каждый из нас может интуитивно ощущать в себе и окружающих людях. Это та тайна, которую психологи-объективисты объявляют несущественной, а психотерапевты-манипуляторы – не имеющей отношения к делу. И тем не менее, это та самая тайна, которую я познаю в каждом человеке, приходящем ко мне на консультацию, и которую каждый человек познает во мне.

Я отчетливо сознаю, что по мере того, как хватка позитивистов ослабевает, в психологии происходят изменения; но в терапии эта эволюция, к сожалению, запаздывает. Нам нужно отбросить эту пагубную медлительность и начать относиться к субъективному так, как оно того действительно заслуживает, а именно – как к важнейшему факту человеческой жизни. Признав его существование, мы сможем его исследовать и научиться использовать заключенные в нем возможности наиболее полно и эффективно. До тех пор, пока мы этого не сделаем, возможности психологии и психотерапии будут оставаться весьма ограниченными в их практическом и познавательном отношении.

Умение ценить важность и характерные особенности субъективного помогает нам в нашей психотерапевтической работе. Перед психотерапевтом постоянно возникает один и тот же фундаментальный вопрос – вопрос, составляющий лейтмотив каждой встречи с пациентом, вопрос, который требует ответа каждый раз, когда происходит вмешательство, вопрос, который (если мы искренни) подводит нас к границам нашего знания и образования: что делает терапевтическую встречу важной и осмысленной?

Ответ на этот вопрос отражает наши представления о том, что важно для переживаний, установок и поведения пациента, а это, в свою очередь, отражает наш взгляд на то, что важно для человеческой жизни.

В наших журналах предлагается масса ответов на этот вопрос: катарсис и проработка заблокированных аффектов, понимание происхождения нынешних трудностей, корректирующий эмоциональный опыт, повышение возможностей выбора и снижение навязчивости, компульсивности поведения, превращение саморазрушающих внутренних установок в самоутверждающие, развитие навыков межличностного общения, и так далее, и тому подобное. Но трудность состоит в том, что каждый из предлагаемых способов лечения, каждое корректирующее или способствующее росту влияние выступает для пациента субъективным событием или переживанием.

Переживание своей субъективности.

По сути, истинная область психологии – это и есть субъективное. Это многообразный, постоянно развивающийся, плодотворный внутренний мир, сугубо личный для каждого из нас, но в то же время составляющий основу того общего, что нас объединяет.

Клиническая практика предоставляет идеальную возможность для наблюдения за особенностями человеческой субъективности. Внутри каждого из нас постоянно происходит процесс, который мы называем сознаванием или сознанием, и который, если рассматривать его в более широком контексте, составляет нашу субъективность.

Когда я спрашиваю людей, как они узнают, что они «живые» (а не «записанные на пленку»), то практически всегда слышу один и тот же ответ:

«Потому что я чувствую, что во мне что-то происходит».

Не будет большим преувеличением сказать, что наша жизнь, в той мере, в какой мы ее сознаем, состоит именно из этого внутреннего потока сознавания.

Невероятно, что психологи и психотерапевты пытаются устранить или не заметить самую основу нашей жизни, – тот факт, что мы живые! Субъективное гораздо обширнее того, что можно вместить в слова. Попытка сделать это требует, чтобы мы ужали, умалили то, что, как мы чувствуем, представляет собой нечто неизмеримо большее.

Вот она, одна из самых великих загадок, с которыми мы когда-либо сталкивались: наша собственная субъективность. Как мало мы знаем о ее природе, ее силах и границах, ее перевоплощениях и предельных возможностях.

Есть основание полагать, что субъективности отдельных людей могут переплетаться на очень глубоких уровнях. Если дальнейшее изучение подтвердит эту возможность, мы могли бы сделать шаг вперед к пониманию явлений, которые объединяются под общей рубрикой «трансперсональных», надличных.

Мне не нравится толкование термина трансперсональный, которое подразумевает, что эти необычные переживания представляют собой нечто выходящее за рамки человеческого. С другой стороны, я убеждена, что в нашем существовании и человеческих взаимоотношениях есть нечто большее, чем допускает традиционное воззрение.

В нашей субъективной жизни мы решаем задачу длиною в жизнь по созданию мира и определению нашего места в нем. Из многих источников собираем мы материалы для этой монументальной работы по структурированию жизни. Наши родители, братья и сестры, родственники, друзья, учителя, средства массовой информации и многое другое поставляют материалы, но каждый человек в одиночку плетет свой узор существования. Этот узор представляет собой наш способ отвечать на ключевые вопросы существования.

Эти вопросы не ждут, пока мы найдем ответ; нам нужно действовать, проверяя ответы с самых первых моментов жизни. Конечно, процесс этот в целом неявный, он не облечен в слова и большая его часть сознается только отчасти или даже вообще бессознательна.

Лишь по мере того, как мы становимся старше и обретаем склонность к рефлексии, мы начинаем сознавать задачу жизни, над достижением которой трудимся. К тому времени многие из наших ответов уже так прочно установлены, что служат основанием для идей, которые мы формулируем при рассмотрении вещей.

Это обстоятельство указывает на одну из центральных задач глубинной психотерапии, способной изменить жизнь: помочь клиентам заново исследовать свой способ пребывания в мире, пересмотреть и расширить конструкты «Я-и-мир», которые задавали направление их жизни.

Когда клиент столкнулся с абсолютной неудачей своего пребывания на земле (то есть несостоятельностью своей системы конструктов «Я-и-мир»), он переживает кризис существования, – экзистенциальный кризис. Сама почва под его ногами как бы исчезает, и он испытывает отчаяние от невозможности найти способ продолжать быть так, как он был раньше. Это истощение репертуара реакций при столкновении с невыносимой ситуацией может заставить человека искать новые пути. Иногда они бывают воистину конструктивными и творческими; они также могут быть деструктивными и связанными с насилием.

Очевидно, этот момент служит предметом особого внимания и для терапевтов. Называемый иногда «темной ночью души» и условием для «резкого поворота судьбы», этот кризис не есть событием всецело мистическим.

Напротив, он представляет собой в высшей степени прагматический момент, когда человек может осознать абсолютную автономию субъективного, возможность выбора, которая всегда присутствует в нашей жизни, если мы сознаем происходящее и смотрим вперед.

Терапевтический альянс служит важной поддержкой в этом столкновении и может рассматриваться в качестве превентивной меры, не лишенной своих ограничений, разумеется, против деструктивных исходов.

Нерасположенность клиентов оставлять свои системы конструктов «Я-и-мир» представляет по существу тот же процесс, который можно наблюдать в группах любого размера, включая нации. Для наших целей было бы полезным отметить, что науки о человеке демонстрируют ту же схему, придерживаясь, в духе прошлого века, ведущих парадигм, которые давным-давно доказали свою несостоятельность.

Господствующее ныне представление о том, что такое человек, являет собой запутанную и противоречивую картину, возникшую из различных источников, таких, как религиозные традиции, рационализм XVIII и XIX века, примитивные психологические наблюдения и литературные описания. Здесь я привожу четыре направления необходимых изменений данного представления о человеке.

1. Нам нужно осознать, что мы представляем собой нечто гораздо большее, нежели пассивных реципиентов того, что в нас вливается извне. Это деструктивное представление, столь важное для бихевиорально-объективного взгляда, прямо или косвенно служит одним из основных источников большинства нынешних личностных и социальных проблем.

2. Нам нужно осознать судьбоносную задачу человеческого рода, – а именно, что мы выступаем коллективными творцами действительности. Из огромного арсенала возможностей мы отбираем только те, которые затем стремимся превратить в реальность. В этом выборе случайность иногда выступает нашим партнером, а иногда – противником. Насколько нам всем известно, только люди привносят сознание и намерение в выполнение этой воистину космической задачи.

В чем важность этой грандиозной задачи? Когда мы полностью осознаем эту реальность, мы сможем снова отвоевать благородство и ответственность человеческого существования у позитивистской десакрализации, приравнивающей человека к крысам, голубям или даже машинам.

Как любил повторять Маслоу,

наши повседневные заботы необходимо рассматривать в свете вечности. То, что мы делаем, имеет значение не только для нас, но и для поколений, следующих за нами.

Примером могут служить последствия овладения атомной энергией, путешествий в космос.

3. Нам необходимо уделить больше внимания великой силе рефлексивного сознавания. Люди не просто сознают; они также сознают сам факт своего сознавания. Это включает в ход событий и в человеческий опыт «безумные карты».

Спросите компьютер 10 раз:

«Кто ты? (какая программная версия находится в действии?)» –

и вы получите десять идентичных ответов.

Задайте человеку один и тот же вопрос десять раз, и вы получите десять разных ответов. В самом деле, для отвечающего было бы невозможно ответить одинаково все десять раз, за исключением твердого намерения подавить все другие ответы, которые могут прийти на ум. Тот факт, что человек слышит свой первый ответ, изменяет характер второго: это означает, что процесс «открывания», о котором мы говорили выше, вызывает непрерывные изменения.

Только тот, кто категорично настроен против свидетельств здравого смысла, действительности и разума, может не признать, что человеческие существа сильно отличаются от машин или крыс. Эта различие имеет большое значение для нашей жизни. Бесконечное «раскрытие» новых возможностей создает удивительный потенциал, который слишком мало признается и ценится. Человеческая жизнь, по крайней мере имплицитно, постоянно обновляется.

4. Нам необходимо ценить и использовать тот факт, что наша субъективная жизнь является большим, мощным и богатым источником возможностей, только часть которых может стать реальностью в нашей объективной жизни. Этот расширенный взгляд на нашу природу может придать энергию процессу творческого решения многих проблем и кризисов, которыми в настоящее время изобилует наш мир.

Можно согласиться с замечанием Олдоса Хаксли (1990) и сказать, что мы амфибии, живущие в подводном мире субъективного и в объективном мире суши. Оба равно необходимы для нашей жизни, но ни одному из них нельзя позволять заменять другого.

Нам надо помнить предупреждение Пауля Тиллиха (1951):

«Все человеческое сопротивляется объективации, и если сопротивление человеческого подавляется, то подавляется и само человеческое».

Время вспомнить слова Паскаля, сказанные им в 1670 г.:

«Опасно слишком часто напоминать людям, что они подобны животным, не показывая при этом их величия. Так же опасно слишком часто демонстрировать им их величие, не показывая при этом их низости. И еще опасней оставлять их в неведении относительно того и другого. Поэтому весьма желательно показывать им обе стороны вместе».

Мы живем во время великого искушения превратиться в объекты, вещи. Не только общепринятая наука о человеке, но и многие социальные и культурные влияния оказывают на нас давление с тем, чтобы мы отказались от нашей субъективности и нашей суверенности, последовав популярным и одобряемым направлениям. Но мы должны признать следующее: делать так означает предавать наше наследие, наш потенциал, саму нашу природу, а также будущее нашего рода.

Как бы трагично это ни звучало, но психология и психиатрия, которые должны быть нашей главной защитой против объективации, все более способствуют обесцениванию человеческой личности. Слишком многие психотерапевты воспринимают «субъективное» как «ошибочное». Такое отношение вытекает, по крайней мере отчасти, из тенденции, возникшей еще в конце XIX века (например, Вундт, Фехнер), а именно тенденции превращать субъективное в объективное. Затем главной целью стало отделение психологии от философии и религии; субъективность не ценилась сама по себе.

Необходимо учитывать (это обычно не принимается в расчет), что так называемое «объективное» неизбежно является продуктом отбора из целого мира возможного – отбора, производимого субъективными устремлениями.

По этой же причине мы не можем осознать, что все глобальные проблемы мира в своей основе являются проблемами субъективного. Именно они ставят вопросы человеческого намерения, мотивации, ценностей. Науки о человеке должны обращаться к субъективному, признавая, что знания в этой сфере всегда неполны и неопределенны, и, несмотря на это, все же решать задачи по спасению нашего мира.

Мы можем только наблюдать, но не открывать внутренние законы.

Всякое знание является частичным и временным. Самые «строгие» науки всегда находятся в процессе становления и никогда не в состоянии вынести окончательное суждение по любому вопросу.

Испытывать благоговение к предмету означает уважать человеческое достоинство, индивидуальность каждого человека, достоинство независимости, которая присутствует в скрытой форме в каждом человеке. Слово «уважение» является весьма редким в психологии и психотерапии.

Нам необходимо вспомнить мудрое замечание Швейцера:

«Только тот, кто уважает личность другого, может реально ему помочь».

Те, кто пытается объективировать и изучать предмет путем редуцирования, продемонстрировали, что очень многие в психологии и психотерапии утратили чувство благоговения, уважения и тайны. Эта потеря приводит к путанице и ослаблению некогда многообещающих и важных усилий понять себя и помочь себе.

Те, кто пытается объективировать человеческий опыт, игнорируют сложные вопросы, чтобы создать упрощенную психологию. Нам нельзя позволять им обманывать себя. Словесные игры служат самообманом и поверхностной заменой реальности жизни.

Человеческая жизнь – это тайна внутри безграничной тайны. Наша надежда должна покоиться на том, что человечность никогда не утрачивается полностью. Она скрыта в каждом из нас, и она может просыпаться, оживляя и обогащая нашу жизнь.

Шопенгауэр писал:

“Мы тратим три четверти нашей жизни на то, чтобы стать похожими на других людей.”

Над входом в школу Сократа можно было прочитать фразу:

«Познай самого себя».

Многие другие мудрецы так же подчеркивали важную мысль: чтобы достичь совершенства, обрести мудрость, стать гармоничным, реализовать свой жизненный потенциал, нужно изучать самого себя. Тогда будет возможно понять, насколько условны и в чем именно условны те самые «общие закономерности» и почему правила, выведенные на их основе, зачастую оказываются нежизнеспособными и порою не облегчают задачу действовать более эффективно, а лишь мешают принимать более правильные решения.

Осознание факта нашей уникальности исключительно важно для процесса познания. Если рассматривать только биологические характеристики, то вероятность того, что кто-то еще обладает теми же биологическими характеристиками, как и вы, колеблется в пределах от одного до пятидесяти биллионов (и это только на примере отпечатков пальцев рук и ног). Не говоря уже о химическом составе крови, сочетании генов и строении головного мозга.

А если рассматривать биологические взаимодействия в нашем теле, то любой из серьезно изучающих естественные науки о человеке, может смело сказать, что каждый из нас — это совершенно особый, ни на кого не похожий человек.

А если, к тому же, учесть, что формирование человека происходит в неповторимой среде (и социальной, и биологической), и уникальная для каждого среда взаимодействует с уникальным биологическим устройством индивида, то общие закономерности предстанут всего лишь упрощениями, удобными лишь для научного анализа и научного познания, а в реальности жизнь всегда будет преподносить нам сюрпризы.

Человек должен сам определить свою собственную цель, постараться понять неповторимость и своеобразие собственной жизни.

«Каждый человек имеет определенное призвание и задачу в жизни. Каждый должен осуществить свое предназначение. Ни одного человека нельзя заменить другим, и ни одна жизнь не может быть повторена. Каждый человек имеет свою уникальную задачу и присущие только ему возможности выполнить ее.»

Виктор Франкл.

Синдром избыточного совета — новый термин в психологии. Пользуются им в основном психологи. А главными виновниками, провоцирующими это состояние, называют публикации с советами о правильном образе жизни. Узнав, в чем его суть, вы можете обнаружить, что и вам такое состояние знакомо.

Мы коллекционируем всевозможные советы и рекомендации специалистов. И, загипнотизированные убедительностью, начинаем им следовать. Не всегда успев толком понять: а мне это подходит? Стоит ли удивляться, что в результате хочется бросить все и жить, как придется. Ведь в вашем частном случае есть только один крупный специалист. И этот специалист — вы сами.

И чтобы нормально жить и развиваться, вам нужно понять, что главным условием этого будет желание быть самим собой. А такое желание появится вместе с любовью к самому себе. Любить себя — значит ценить и уважать то уникальное существо, которым вы являетесь. Любовь к себе — это часть любви ко всему сущему, к жизни вообще. Без любви к себе ничего не получится. Не исполнится и самое сокровенное желание многих людей, — быть любимым. Ибо любимым может быть только тот, кто любит себя.

Любовь к себе, как внутренний свет, который, излучаясь во вне, и во внешнем окружении создает гармонию. Она наполняет человека энергией, внутренним спокойствием, дружелюбием, благостью. С человеком, который любит себя, просто хочется быть рядом. Даже можно ничего не делать, а просто быть и наслаждаться этим общением, потому что такой человек самодостаточен в хорошем смысле — он ничего не требует взамен за общение, и его любовь и интерес к людям вполне естественны. Такое внутреннее состояние сочетает любовь к себе, любовь к людям и ко всему живому.

«Человек — совершеннейшее произведение Бога, но произведение еще не законченное. Он должен стать тем, что Бог задумал, когда послал его на землю; и каждое человеческое существо представляет собой нечто единственное, не похожее ни на какое иное, ибо Бог — художник, никогда не повторяющийся». Тиволье.

Бытие другого человека отлично от наших суждений об этом другом. Истина одна, но она настолько многомерна, представлена каждому определенной своей гранью, что для того, чтобы ее вместить нужно ещё дорасти. Если бы кто-то мог вместить в свое понятие истины понятия об истине всех существующих людей, он бы знал истину. И получается, что путь к истине — не спор о том, чья истина более истинна, чье видение правильнее, а, по возможности, в более полном развитии своего представления об истине путем интеграции других представлений. Ведь мое представление об истине, — это мой образ существующей реальности. И по мере того, как человек учится любить других людей, расширяется и его представление об истине. Каждый человек идет в этом направлении своим неповторимым путем, или не идет вовсе.

И запомните: все великие люди похожи друг на друга тем, что ни на кого не похожи, кроме как на самих себя. А те, кто главным в жизни видит стремление быть как все, так и промучаются всю жизнь, не достигнув своей цели, потому что «быть как все» невозможно, возможно только быть самим собой.



Если вы решили, что вам нужны изменения, вам надоело ходить по замкнутому кругу и наступать на одни и те же грабли. Обращайтесь. На индивидуальных занятиях я помогу Вам:

Осознать, что именно Вы не принимаете в себе, за что не можете себя простить и по каким причинам.

Понять, как именно неприятие себя влияет на Вас, на Вашу жизнь, как окружающие Вас люди воспринимают Ваши переживания и поведение, почему некоторые люди (возможно) отвергают Вас, а Вы превращаетесь в жертву.

Снизить нервно-психическое напряжение, тревожность и обрести внутренний ресурс для работы над преодолением внутреннего дискомфорта.

Осмыслить, проработать и отпустить психологические травмы детства.

Освоить эффективные методы прощения и принятия себя, избавляясь от эмоционального груза прошлого.

Улучшив свое самочувствие, стать намного счастливее и успешнее.

Улучшить (или восстановить) отношения с близкими людьми.

Получить огромный заряд энергии для решения других личностных проблем.

Запишитесь на консультацию и мы вместе найдем выход:

Skype: Tatyana Oleinickova

psiholog.kouch@gmail.com

https://vk.com/xooponopono

Вайбер: +3 8068-782-79-34

Я желаю Вам значительного улучшения всех параметров Вашей замечательной жизни!

Будьте Счастливы