Все сообщения в: психологические травмы

 

Психологическая травма

Сиреневая полоска

Психологическая травма – это обиходное сочетание, укорененное в речи, в то же время – это часть реальности, которая вполне заметна, излечима, как лечится перелом, порез или другие повреждения тела

Что же важно знать, когда говорят про психологическую травму? Не эфемерное ли это явление, которое выдумано психологами и психотерапевтами, чтобы было, что лечить?

Психологическая преальность психотравмы подтверждена так называемым синдромом ПТСР, о котором есть немало информации в сети. Реально существует ряд признаков, особенностей в поведении, переживаний, которые свидетельствуют о том, что человек перенес сильное воздействие на психику и не смог справиться с ним самостоятельно. Большинство трудных случаев психологтческой травмы как раз такие и есть – самостоятельно не справиться.

По теории ПТСР известно, что предшествующие травме события должны нести реальную или воображаемо — реальную угрозу жизни человека или повреждения его тела, в таких обстоятельствах, в которых человек был не в силах защититься от опасности. Эта угроза не могла быть пережита в то время, там и тогда, поэтому оставила след в психике и теле человека. Так как психика – эфемерное образование, тонкое и неуловимое, то след травмы проще представить себе как привычный, «широкий» путь прохождения сигналов по нейронным путям в похожих обстоятельствах, при сходных переживаниях.

В теле существуют не только нейроны и сети, в теле есть связки, сухожилия, кости и мышцы. При помощи этих инструментов человек движется и общается, обменивается информацией – то есть, живет. Так же, как шрам от пореза, в теле может находиться след травмы. Его реальность наблюдается по осанке, по походке, в привычных движениях, напоминающих сжатие.

«Сжатию» может подвергаться речь, при этом возникают запинки, трудности в произнесении, заикание. След травмы – это всегда сжатие (блок). Так же как при заживлении раны на теле ткань сжимается, стягивая края раны, так же сжимается определенная область тела человека при переживании травмирующего эпизода жизни.

Существует немало техник психотерапии, в которых след от психологической травмы не описывается как что-то телесное, существующее в виде инструментально обнаруживаемых в теле привычных спазмов или нарушений кровообращения, поскольку, не с чем сравнивать. Мы же не знаем, как на сканере выглядело бы тело того же самого человека, не пережившего травмирующий эпизод. Тем не менее, образ сжатия, какой-либо иной вещественный образ может ощущаться в теле, при определенной психотерапевтической работе и внимании, обращенном к телесным ощущениям. Эти психотерапии и эти техники призывают работать с травмой как с метафорой, к ней можно обратиться, что-то можно расслабить, прогреть, выкашлять или выдохнуть с применением воображения или физических упражнений, которые порекомендует терапевт на сессии.

Нам известны многочисленные техники совладания со стрессовыми ситуациями, которые так или иначе ведут к расслаблению тела. Известны работы, посвященные теме снятия «телесных зажимов», «мышечного панцыря» — неких защитных новообразований в структуре тела, единственной целью которых было уберечь тело от травматического вреда, нанесенного душе, уберечь в будущем. Но расслабление и разрушение панциря – это лишь половина лечения, вторая половина – это позитивный опыт дальнейшей жизни и функционирования тела.

След психологической травмы может переживаться и вне тела, рядом с ним, неподалеку. Например, человек, переживший «лобовуху» в качестве пассажира, может очень напрягаться при быстром приближении к нему объектов «с фронта». Тот, на кого напали справа – будет беречь и на психотерапевтической сессии ощущать внетелесную границу справа от своего тела.

Смешной мальчик

Загрузка...